Главная

ПРИЛОЖЕНИЕ ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДИСКУССИИ, ПРОВОДИВШИХСЯ НА ПРОТЯЖЕНИИ 1956—1967 гг. СО СТОРОННИКАМИ ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОГО И ПСИХОСОМАТИЧЕСКОГО НАПРАВЛЕНИЙ

Прежде всего я выражу свое полное согласие с проф. Музатти в том, что оценка научной концепции по признаку соответствия (или несоответствия) ее выводов объективной действительности — это, бесспорно, важнейший или, точнее говоря, единственный критерий истинности этой теории. Тогда в чем же заключается мое расхождение с проф. МиваШ? В том, что существует не один, а по крайней мере два разных плана оценки научной теории. Можно оценивать теорию с точки зрения ее истинности, а можно оценивать теорию, помимо того, и с точки зрения роли, которую эта теория играет в истории культуры и общества, и-эти два плана (и в этом корень вопроса) далеко не всегда однозначно между собой связаны. Есть теории ложные и не оказывающие в момент их обсуждения никакого влияния на науку. Теории флогистона или эфира сегодня настолько же ложны, насколько и мертвы. А есть и такие теории, которые, будучи глубоко ложными, тем не менее (и не стороннику философии исторического материализма объяснять, почему именно!) продолжают играть в культурной и общественной жизни огромную роль, способствуя только движению человечества не вперед, а вспять. Именно о таких теориях мы и говорим, что они реакционны. Следовательно, квалификация «реакционный» — это оценка, проводимая в ином плане, чем определение «ложный». В ней содержится не просто академическое указание на «несоответствие мысли опыту», а суждение, которое мы выносим о теории как о факторе социального процесса, о ее исторической роли, не предопределяемой заранее на любом моменте ее истинностью и ложностью.

Но в таком случае разве должны мы отказываться от права на эту оценку? Разве не означало бы непростительное обеднение наших представлений введение вето на такой способ рассмотрения вещей? Разве можем мы забыть, как долго жили определенные теории, вопреки тому, что это были теории заведомо ложные, сколько страданий они приносили, и разве потомки велики:# итальянцев — гигантов и мучеников Возрождения — не нуждаются меньше кого бы то ни было в таких напоминаниях?

Я полагаю поэтому, что проф. Musatti не прав, объявляя понятие реакционности научной теории «неприемлемым». Его аргументация слишком академична. Она игнорирует тот факт, что теория — это не просто обобщение опыта, но обобщение, имеющее свою историческую судьбу. Когда мы говорим, что та или другая теория реакционна (или прогрессивна), это означает, что мы понимаем теорию как своеобразное выражение общественной идеологии, и отказаться от такого подхода я не смог бы, не отказавшись одновременно от основ своего мировоззрения. Я думаю, впрочем, что после этих разъяснений не исключено, что проф. Musatti согласится с правомерностью позиции, на которой я стою.

Интересно

Опрос

Вы когда-нибудь обращались к психологу?:

Наши партнеры

Наш Баннер

Для обмена баннерами с нашим сайтом разместите у себя на сайте наш код:

Психологический центр

После этого вышлите нам адрес, где размещена ссылка и мы разместим Вашу ссылку на сайте в самое ближайшее время.