Главная

Глава ПЯТАЯ РОЛЬ НЕОСОЗНАВАЕМЫХ ФОРМ ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РЕГУЛИРОВАНИИ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ ОРГАНИЗМА И ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Если мы решительно отвергнем все, что было предложено психоаналитической школой в этих трех планах, то останется открытым вопрос: должны ли мы все же считаться с тенденцией к формированию и использованию символов как с одной из характерных и имеющих глубокие корни форм активности сознания и «бессознательного»? Ответ в этом случае, как мы сейчас увидим, может быть только положительным.

Говоря о тенденции к продуцированию и к использованию символов, как о характерной особенности человеческого сознания, мы должны прежде всего, конечно, указать на знаковую (семиотическую) систему речи. Особая роль, которую слово как знак играет в работе мозга, было еще в 1927 г. подчеркнуто И. П. Павловым, который идею «сигнальности» (т. е. связи раздражения с информацией о чем-то, существующем вне и независимо от раздражителя) предложил отразить в самом названии речевой функции, определив последнюю (1932 г.) как систему сигналов второго порядка (как «вторую сигнальную систему», согласно закрепившейся терминологии павловской школы).

Знаковый характер речи уже сам по себе, следовательно, достаточен для обоснования представления о

важнейшей функции, которую выполняет символика прй выражении разных содержаний сознанияА. Если же мы попытаемся подойти к проблеме символизации с позиций учения о «бессознательном», то основное значение приобретает, как мы это покажем ниже, специфический частный аспект этой большой темы, а именно вопрос о связи продуцирования и использования символов с определенными нормальными и патологическими состояниями сознания и с разными фазами его исторического и онтогенетического развития.

Касаясь работ Ьёуу-ВгиЫ и др., мы уже напомнили, насколько трудной оказалась судьба проблемы исторической эволюции сознания. Вместе с тем не вызывает сомнений, что для диалектико-материалистического понимания нет другого пути постижения природы сознания, как изучение истории его развития. Здесь особенно применим известный гегелевский тезис об «историзме» всякого подлинно научного знания14. И вряд ли нужно

подчеркивать, что при таком историческом подходе предметом исследования должен быть не только процесс накопления информации, но и постепенное видоизменение характера интеллектуальной деятельности, с помощью которой эта информация накапливается, — процесс постепенного преобразования психологической и логической структуры соответствующих умственных операций.

Интересно

Опрос

Вы когда-нибудь обращались к психологу?:

Наши партнеры

Наш Баннер

Для обмена баннерами с нашим сайтом разместите у себя на сайте наш код:

Психологический центр

После этого вышлите нам адрес, где размещена ссылка и мы разместим Вашу ссылку на сайте в самое ближайшее время.