Главная

Глава ЧЕТВЕРТАЯ ПРОБЛЕМА НЕОСОЗНАВАЕМЫХ ФОРМ ПСИХИКИ И ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СВЕТЕ СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ БИОЛОГИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ УСТАНОВКИ

Подчеркнув неопределенность понятия сознания, Müller прежде всего заостряет явно ускользающий от Weinschenk вопрос о правомерности разграничения между понятиями «сознание» и «психика». Он справедливо указывает на трудности, возникающие при отождествлении этих понятий, на необходимость признания в таком случае любого нарушения психики расстройством сознания (что противоречило бы клиническим традициям), на необходимость допустить при таком отождествлении существование сознания у животных (что внесло бы путаницу в данные зоопсихологии), на ликвидацию при отождествлении понятий «сознание» и «психика» категории, отражающей качественное своеобразие психической деятельности человека и т. д. Тем самым понятие сознания превращается в трактовке Müller в специфический термин, требующий точного определения и отграничения от других психологических категорий. На этой важной стороне вопроса, как мы видели, Weinschenk совсем не останавливается.

Другим моментом, привлекающим особое внимание Müller, является вопрос о трудностях логического порядка, сопутствующих представлению о локализуемости сознания и о вытекающей отсюда, по мнению автора, принципиальной неадекватности подобного представления. Эта линия анализа, также отсутствующая у Weinschenk, проводится Müller особенно настойчиво.

Müller ставит принципиальный вопрос: способно ли вообще представление о «зоне локализации» функции раскрыть отношения, существующие между субстратом, активностью субстрата и продуктом этой активности, если речь идет о сознании? На этот вопрос он отвечает отрицательно по следующим мотивам.

Интересно

Опрос

Вы когда-нибудь обращались к психологу?:

Наши партнеры

Наш Баннер

Для обмена баннерами с нашим сайтом разместите у себя на сайте наш код:

Психологический центр

После этого вышлите нам адрес, где размещена ссылка и мы разместим Вашу ссылку на сайте в самое ближайшее время.